?

Log in

No account? Create an account
Ещё про поход (Фаны-2006, 4 к.сл) - Konstantin Savenkov [entries|archive|friends|userinfo]
Konstantin Savenkov

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Ещё про поход (Фаны-2006, 4 к.сл) [Aug. 17th, 2006|04:11 pm]
Konstantin Savenkov
[Current Mood |complete]

Воспоминания о походе -- не отчёт, но впечатления



Группа

1.Костя С., savenkov, руководитель, фотограф
2. Женя Т., euhenio_blog, снаряженец, фотограф
3. Рита Т., grigri, завхоз
4. Наташа Ц-Д., alalkomena, хронометрист, фотограф
5. Саша У., ladova, медик, финансист.
6. Саша Т., снаряженец
7. Женя Б., lybica,
8. Миша Р.,
9. Ира К.,
10. Рома Б.


В дороге

На вылете из Домодедово пополнили запасы спирта виски из duty-free, благо те были в пластике, а походные фляги были не у всех. Парочка бутылок ушла в самолёте. Роме благородный напиток в прок не пошёл, но он добавил ещё с телевизионщиками, летевшими тем же рейсом. После чего принялся досаждать всем окружающим, включая стюардесс. Те оскорбились, и отказались продавать Роме алкогольные напитки, чем повергли его в глубокое расстройство. Успокаивая Рому, долетели до Душанбе.

Долго стояли перед зданием аэропорта, затем долго заполняли иммиграционные карты и толпились в очереди на погранконтроле. На выходе нас встретил водитель "Вертикали", мы загрузили в машину коробки с заброской и трое человек сразу же отправились с ней сначала на заправку за бензином для горелок, а затем в горы. Их высадили в устье речки Сиама (начало нашего маршрута), заброски поехали на оз. Искандеркуль и в МАТЦ "Вертикаль-Алаудин". Остальных брат водителя проводил до квартиры в брошенном многоэтажном доме неподалёку от аэропорта, где мы закемарили до утра.

Утром поехали в ОВИР делать регистрацию. Как следовало из письма Р.Г., переданной через водителя, в ОВИРе нас должны были встретить либо она сама, либо Женя Герасимов, и "своя" инспектор Е.Д. После чего мы должны были сдать паспорта на регистрацию, получить их часа через 4, и радостно выйти на маршрут.
Однако человек, как известно, предполагает...

В ОВИРе нам сказали, что Е.Д. ушла в отпуск, а вместо неё другой инспектор. У ОВИРа мы встретили юношу из "Вертикали", который сказал, что Р.Г. не будет, а Женя разруливает проблемы в Худжанте. Потом меня не пустили в ОВИР в шортах. Потом выяснилось, что изменился порядок регистрации, и на список группы нужно поставить печать председателя Федерации альпинизма и туризма РТ. Звонили ему домой ("он на работе"), ездили в Министерство сельского хоз-ва РТ ("он дома"). Потратили кучу времени, в итоге отдали паспорта представителю Вертикали под обещание зарегистрировать и вернуть в альплагере, и взяли Газель до устья Сиамы.

Там встретили Сашу, Мишу и Иру, которые, бедные, провели целый день в изобилии еды и сладкого и полном недостатке воды (в Фанах воду в низовьях рек пить нельзя, много всякой заразы). Перекусили, раскидали продукты по рюкзакам и, пройдя метров 700, встали лагерем. Как выяснилось на следующий день, встали правильно, до следующего хорошего места было идти и идти.



Берём разбег

Перевели часы на 2 вперёд относительно местного, чтобы вставать в 5 и выходить со светом. Простой психологический трюк, а работает. Весь следующий день подходили под Корону Сиамы. Перевал оказался довольно злобным скальным кулуаром, к которому вёл не менее злобный конгломератно-осыпной склон. Доползли до начала кулуара, языки на плечо. На первой же верёвке Рома подвернул ногу в ходе жумара с рюкзаком (только не спрашивайте меня как!), и над нашим продвижением нависла серьёзная угроза. Но вроде всё оказалось не так страшно, ещё две верёвки по кулуару, и мы под перевалом, плюс одна по скалам, и уже на нём. Несмотря на большую высоту (4250), никто не болеет.

Кулуар оказался на редкость злобным, 45+ градусов, всё сыпется и едет вниз, укрытий для большой группы нет, всё, что летит из-под ног, летит в кого-то. А казалось бы, 2А. Пожалуй, даже слишком для первого перевала в походе, но сдюжили. Вниз по снегу и осыпи, лагерь на берегу озерца, тревожные мысли витают в воздухе (следующий-то перевал уже 2Б!).



Марина Цветаева и ледопад

Тревожные мысли подкреплялись ледово-снежным взлётом, виимым от места лагеря в стороне предполагаемого следующего перевала (Марины Цветаевой, 2Б). Утром подошли ближе и вздохнули облегчённо -- перевальный взлёт был не виден, и оказался довольно милой осыпью. Поднялись, при помощи одной верёвки спустились на ледник по другую сторону.

Беглый взгляд показал, что ледопад обойти не получится. Ну ладно, назывался груздём -- полезай в кузов. Обошли первую ступень по пологому леднику, и остановились перед разломами второй. Первая попытка пройти разломы оказалась неудачной: перейдя одну зияющую бездну по тоненькому мостику, мы упёрлись в бездну ещё более зияющую. Вторая попытка удалась: три верёвки по большому снежному мосту, соединяющему края разлома, затем ещё 4 прямо вниз, и мы -- на пологом леднике. Всё бы хорошо, но время уже в районе десяти вечера, стремительно темнеет. Заплетающимися ногами в темноте спустились по леднику до первого пологого и сухого места, где и упали, заморив червячка чаем с колбасой.



К Искандеркулю

Для завершения первой части похода нам оставалось спуститься к турбазе на берегу оз. Искандеркуль, но не тут-то было.
К озеру идёт непроходимый каньон, а турбаза так и вовсе находится на противоположном берегу озера. Путь занял у нас два дня. В первый день мы спустились к верхней части каньона (р. Хазормечь). Здесь мы познакомились с пастухом Джимми, который долгое время жил в Москве и Е-бурге, а будучи экстрадированным на 2 года за отсутствие регистрации, пас скот. Джимми предлагал тут же зарэзать для нас барана, однако мы были только что поужинавшими, и с болью в голосе отвергил предложение. Тут же выяснилось, что у Ромы рецидив ангины, и спускаться надо быстрее, а то как бы чего не вышло.

На следующий день мы обошли каньон через перевал Бузроват (н/к), и по крайне стрёмной тропе спустились до озера Искандеркуль. По дороге на нас набросилась ватага таджикских детей и угостила чакой (местный вид простокваши). Денег дети брать не хотели, но от орехов и конфет отказаться не смогли. Затем наступило кратковременное моральное разложение (обед и купание в озере), за которым последовало суровое воздаяние (обход озера под палящим солнцем). Наши измученные жарой организмы спаслись лишь благодаря зарослям дикой вишни и роднику по дороге. На базе нас ожидал тёплый приём директора (Алика), арбуз и вполне цивилизованные коттеджи. Впереди -- днёвка.



Днёвка

На днёвке, как обычно, помылись-поели-поспали-опять поели, в промежутке сходили на Серимский водопад. Потрясающее ощущение -- мощная река срывается с 40-метровой ступеньки, падает вниз, а затем продолжает течь как ни в чём не бывало.

На завтра нужен был транспорт подъехать 8км до кишлака Норват, и для Ромы в МАТЦ за паспортом. Алик обещал договориться о машине и свести нас с водителем, но сделал это поздно ночью. Водитель запросил диких денег (особенно для Таджикистана). Времени искать другого водителя не было, на вс. случай согласились. Однако всё же решили, что сто баксов нам жалко, и рано утром нашли водителя до Норвата за 500р, а Рома решил добираться до альплагеря стопом.

Довольно неудачно поужинали шашлыком с фри, и легли спать, вспоминая привольные кавказские альплагеря.



Нифига себе единичка бе

Наутро машина высадила нас у Норвата, а Рому и примкнувшего к нам Алика довезла до следующего кишлака, Диджика. Норват -- цветущий оазис посреди камней и песков. В посёлке -- домов 25-30, при этом есть всего три мужика, остальные -- на заработках. Где бы вы думали? В Москве, конечно же.

И снова утомительный подъём. Высота кишлака -- 1900м, высота перевала -- 4400. По дороге искупались в небольших водопадах (метра по 3-4). ЗАмечательное ощущение: заплываешь под водопад (под водой удар струи не чувствуется) и аккуратно поднимаешься к поверхности воды. Массажный салон отдыхает!

Добрели до кишлака Верхний Норват (Кулинорват), где были встречены ватагой опять же женщин и детей, плюс 3 мужика. Один из них, как оказалось, сын Алика. Местные женщины не устояли и попросили померять наши рюкзаки. Да, мы были посрамлены!

Вслед за этим был плов, чако, чай, и тем более мучительноек заползание на 3100. Ох уж эти подходы!

Ночью где-то выли волки. Раскатисто и привольно.



А на утро началось... Осыпь, сначала с тропой и пологая, но чем ближе к перевалу, тем более крутая и живая. Языки на плечо, часам к четырём выползли на перевал. Ан нет, из записки в туре следует, что это -- перевал, названный в честь Игоря Бандривского, погибшего на Памире в 1980, а наш Линкор 1Б -- в 200 метрах вверх по гребню. Гр-рр. Впрягаемся и проползаем эти 200 метров. Неожиданно заболевает Саша. Атипичная горная болезнь, однозначано -- мы же уже были на 4400.

Закат, ночь, предвкушение траверса 45 градусного конгломерата с выходами льда (согласно описанию). Тьфу.



Траверсом пройти не удалось, съехали с перевала Линкор под перевал Сурх (тоже 1Б), и начали подниматься на него. Если бы я видел этот подъём на фотографиях, ни за что бы не пошёл, но на немногочисленных фото -- только верхняя часть подъёма, некрутая осыпь. Крутой конгломерат, из которого состоит
основная часть перевального взлёта, на них почему-то не попал. Цепляясь за всё чо можно зубами и ледорубами, вылезли на перевал.

Небольшой спуск, траверс вправо -- и мы на ручье Ганза. Последний рывок вверх -- и к обеду мы под нашим следующим перевалом, Седло Ганзы 2Б. В этот раз всё по-взрослому, на подъём три верёвки скал. Пусть до 50 градусов, но зато гладких и очень внушительных. Решив сэкономить утреннее время, провешиваем их с вечера.



На Ганзу

Верёвки проходили довольно долго, затем ползли по осыпи на седловину перевала. В этот день на вершину (Большая Ганза, 5306) решили не идти, поэтому получилась полуднёвка.



На следующий день в 4 вышли на вершину. Несложная 2А после двух недель жаркой погоды растаяла, все три взлёта на маршруте восхождения превратились из снежных в ледово-фирновые. На первом мы шли в связках с ледобурной дорожкой, на втором -- с попеременной страховкой, на третьем, сохранившем хоть какие-то следы снега -- с одновременной. На выршину поднялись с большим интервалом, и практически сразу же ринулись обратно в лагерь, потому что хотели ещё собрать вещи и спуститься с перевала.

Сама по себе вершина -- очень интересная, на запад обрывается скальной стеной, над которой нависают громадные сосульки. Деревянный барабан, упоминающийся во всех отчётах, на ней уже не стоит, а лежит ниже вершинной башни -- толи ветер, толи туристы постарались.

В лагере были около четырёх, для дальнейших телодвижений слишком поздно. Посему -- ещё одна полуднёвка.



Утром поднялись с перевала на гребень (плато Ганзы), пересекли его и спустились на ледник Малая Ганза. На всё ушло часа три, можно было проделать это и с вечера. Раз такое дело, решили по крайней мере подойти под заключительные аккорд второй части маршрута -- перевал Яшмовый Восточный, 2Б.

Подошли часам к двум. Идти на спуск. Всего-то (по описанию) две верёвки по скалам и пять по снегу. Эх, где наша не пропадала -- идём сейчас.

Взгляд, брошенный с перевала, отмёл возможность спуска по пути, указанному в описании -- снег в спусковом кулуаре был чёрным от пыли, то и дело пролетали камни. Уходим влево по ходу, до льда получается три верёвки вместо двух. А у нас всего три верёвки. И собраться по дороге нашей группе негде -- слишком большая. Перед нами здесь шла группа Вязьмина из 4 человек, и явно чувствовала себя куда комфортнее. Сдёргиваем верёвки кевраловым шнуром, тот застревает на скальных прегибах, работа идёт крайне медленно, под скалами оказываемся уже в сумерках. Сломя голову спускаемся по льду (4 верёвки, благо приморозило и камни уже не летят) и встаём лагерем на первой попавшейся моренке, оставив верёвки на склоне. Времени -- за полночь. Ужас. Наталья упустила куда-то в темноту ледоруб.



Утром снимаем верёвки (удачно), ищем ледоруб (неудачно) и спускаемся к Мутным озёрам. При виде озёр все надежды на иносказательные названия растаяли. Они действительно мутные. Две мутных лужи. Озёра оказались довольно плотно заселены альпинистами, однако площадок там ещё больше, так что мы нашли себе шикарный участок под три палатки с кухней, и зажили на нём припеваючи.



Выходной

Спускаемся в альлагерь за заброской и паспортами. Туда -- лёгкая прогулка по тропе мимо красивых Алаудинских озёр. Обратно -- по жаре с рюкзаком, глядя себе под ноги. По дороге (туда и обратно) встречаем французов. У тех ситуация аналогичная: утром вверх идут весёлые, бонжур-бонжур, днёв вниз -- грустные и осунувшиеся. Хотя с чего, казалось бы.

В лагере выяснилось, что в местный душ проигрывает по комфорту Мутным озёрам (по крайней мере, его бесплатная часть), а столовая работает строго по расписанию (поваров удалось раскачать только на яишницу). Зато есть арбузы, пиво, а Р.Г. отдала нам паспорта и одолжила ледоруб. Так что жизнь налаживается.

Вернувшись на Мутные, нашли там грозу, пытающуюся перелезть через Зеравшанский хребет и всем нам показать. Вотще. Пятиминутный дождик перед сном.



Чимтарга

Утром выходим на крайний в этом году осыпной подъём, который должен привести нас в цирк перевала Дон. Дон сам по себе -- 3Б* (=очень сложный), но мы поднимаемся на него с простой стороны, а затем уходим траверсом хребта на перевал Мирали (который 3А). С пеервала Мирали мы сходим на высшую точку Фан (в. Чимтарга, 5489м), и спустимся по 2А на другую сторону. А сам траверс тянет где-то на 2Б. Вот такой хитрый маршрут.

По дороге высота потихоньку прихватывает народ, идём довольно медленно, а на моренку с площадками уже практически выползаем. За обедом наблюдаем, как с траверса спускается группа альпинистов (Магнитогорск), после обеда провешиваем скальный пояс, которым начинается траверс (2 верёвки). Типа полуднёвка, ага.

Если аккуратно подойти к карнизу, свисающему с перевала Дон на сторону 3Б, то далеко внизу (примерно в километрах) видны одни из самых красивых фанских озёр -- Куликалонские. Зайти не довелось, но хоть так, с птичьего полёта.



Утром добавляем ещё одну верёвку снизу провешенным двум, чтобы было легче вылезать на скалы. А вот выше скал начинается засада: осыпной гребень, до которого от скал болжно быть три верёвки, закрыт льдом, из которого торчат островки камней. Приходится идти вверх по льду, вешаемся. спустя 9 верёвок поднимаемся на плечо вершины Мирали, по которому ногами добираемся до вершины и, наконец, одноимённого перевала. Последний участок (обход вершины по снежно-ледовому склону) доставил много хлопот: вроде и некруто, и лёд закрыт забавными снежными "иглами", а видно, что дальше склон выкручивается и срывается в бездну. Ну да ничего, взяли себя в руки и прошли аккуратно.



На перевале места куда меньше, чем на Седле Ганзы, впервые за весь поход топим снег и лёд, чтобы получить воду. Высота -- 5050, холодно. Едва с одной стороны за горизонт закатывается громадное рыжее солнце, как с противоположной стороны выкатывается громадная рыжая луна. Полнолуние. Идеальное время для восхождения.



На штурм Чимтарги решилось идти лишь 6 человек -- конец похода, организмы требуют отдыха. Выходим в 4 (по местному), и до рассвета успеваем подойти под скалы и провесить по ним первую (и единственную) верёвку. Дальше -- в связках, на предвершинном взлёте -- две верёвки по снегу (хотя здесь -- единственное место в походе где действительно есть снег, и в нём можно делать ступени и зарубаться, так что верёвки скорее для перестраховки). С вершины видно многое, и места, где мы будем проходить лишь заватра в обед, лежат прямо под ногами. 5489. Выше мы здесь уже не залезем.



На перевал спустились примерно к половине первого, пообедали и собрали лагерь. После высоты накатила невозможная лень и апатия. Усилием воли сдвинули себя с места, и покатились прусским шагом по пологому леднику. Ледник оказался неожиданно длинным, и к моменту, когда мы наконец вышли на подпирающие его "бараньи лбы", ноги грозились отвалиться. Спускаясь по полочкам в "бараньих лбах", вскоре упёрлись в бурный ручей и чью-то спусковую петлю. Ну слава богу, не мы одни здесь такие. Повесили рядом свою, и дюльфернули в направлении падения воды. Как и следовало ожидать, спуск в направлении падения воды в присутствии этой самой воды закончился форменным каньонингом.



Дальше -- уже очень пологие скалы, осыпь, тропа, лагерь на моренке и предвкушение окончания похода. Завтра мы будем спускаться в долину, будут большие красиывае озёра, а послезавтра -- уже кафе, фрукты, Самарканд, и вообще всё хорошее.

Выход в люди

В 20 метрах от нашей стоянки началась хорошая тропа, которая привела нас сначала к реке Правый Зиндон, а затем и к озеру Большое Алло. Затем мы долго и нудно облезали озеро по каменным завалам на берегу, и остановились на обед и заслуженный отдых.



Затем -- долгий спуск по каменной пустыне ниже озера, где река уходит под осыпь, и тропа идёт по каменным завалам, высохшим руслам и старым селевым потокам. Однако река наконец появилась, и, пройдя мимо озера Малое Алло, мы вышли к кошу. На коше был водопровод (труба, подведённая к речке выше по течению), колосился картофель (который поливался из этого водопровода), и всем было понятно, что вот она, цивилизация.



Местный аксакал принёс нам абрикосов и хлеба, за чтор мы наградили его пакетом миндальных орешков, частью аптечки и обещанием передать привет сыну в Москве. Я уполз в палатку с солнечным ударом, а ребята долго сидели (вроде бы даже у костра) -- больше ночёвок в горах в этом сезоне не будет.

На следующий день уже совсем шикарная тропа, переходящая речку не вброд, а по мостикам, вывела нас на шоссе, где мы встретили поджидающую нас машину, на три часа и на три километра раньше назначенного. Машина довезла нас до столовой в Педжикенте, а затем и до таджикско-узбекской таможни. На таджикской границе попросили даров за ускорение таможенной процедуры, на узбекской честно полчаса заполняли декларации.

И тут выяснилось, что просьба перенести машину на день раньше пределов Таджикистана не покинула, и встречать нас никто не собирается. Позвонил со спутника Ильхому (представитель "Вертикали" в Узбекистане), тот пообещал прислать машину к трём (на часах было 13:45). К половине пятого машина пришла. Всё это время мы провели, поедая арбузы, страдаю от песчаной бури, и отбиваясь от назойливых водителей Uzdaewoo Damas, которые обещали нам, что заказанная машина не придёт, и рекомендовали воспользоваться их услугами.



Самарканд

Приехавший "рафик" довёз нас до Самарканда, и тут случился следующий конфуз: водитель предложил на выбор две гостиницы, в которые он мог нас отвезти. Поскольку мы ни о чём таком не договаривались, гостиницу мы предпочли найти сами. Это вызвало бурю эмоций со стороны водителя, и пока ребята искали, где лучше остановиться, мы ругались с водителем. Но, так или иначе, гостиницу мы нашли: B&B Bohadir у самого Регистана, 8 баксов в сутки за место в комнате с кондиционером, душем и завтраком (6 -- без кондиционера).

Устроившись в гостинице, мы попытались поужинать в городе, но это нам почти не удалось: вечером воскресенья в кафе в Самарканде либо играют свадьбы, либо осталось одно-два блюда. Пришлось удовлетвориться кебабом с пивом.

Наутро мы заказали экскурсию по древним местам города. Экскурсия была весьма неплохой, хотя представляла собой нечто между походом по сувенирным лавкам и изучением местных могил, подробно описанным в "Трое в лодке" Джерома. В итоге сувениров мы купили, могил посмотрели, об истории Самарканда узнали, ура.



По дороге была масса забавных ситуаций, вроде: кто-то показывает в сувенирной лавке на фотографию президента и спрашивает "сколько?". Ответ экскурсовода: "Это -- портрет нашего папы. Папа не продаётся". И тому подобное.

После экскурсии прошлись по местным магазинам, где узнали, что пиалы промышленного производства стоят примерно 5р (200сумов) за штуку, коньяк -- 60р за бутылку. Кстати, рубли официально нигде не меняются, все обменники в Самарканде работают с долларами. Только с рук (что вроде бы преступление и может караться), либо договариваться с продавцами о взаимовыгодном кросс-курсе и сдаче в сумах (что проще).

Утром нас забрал тот же рафик, который за 250р свозил нас на базар за дынями (15-25р штука), а затем подбросил до аэропорта. Там даже несмотря на увеличение багажа до 30кг на нос мы схватили 60кг перевеса. Договорились, что оплатим 30 (при этом пришлось поменять рубли на сумы, поскольку в рублях оплата не принимается). Дальше посадка, взлёт, и мы уже практически дома. Такие дела.



LinkReply

Comments:
[User Picture]From: svet_1ana
2006-08-18 10:31 am (UTC)
С большим интересом прочитала ваше описание.
Фотографии великолепные. Насколько серьезную фототехнику вы с собой берете, интересно?
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: savenkov
2006-08-18 10:34 am (UTC)
Спасибо на добром слове :-)

Nikon D70 + пару объективов (18-70 и 70-300).
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: svet_1ana
2006-08-18 10:42 am (UTC)
Серьезно! А мы вот свою хорошую не берем в походы из-за аккумуляторов "своего собственного" формата.
Как вы эту проблему решаете, берете запасной?
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: savenkov
2006-08-18 10:46 am (UTC)
Я беру три аккумулятора, при этом одного хватает примерно на две недели (400-500 фотографий).
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: grigri
2006-08-20 06:57 am (UTC)
Фотка с пыльной бурей - вещь. А ледоруб Наташкин упустила все-таки я=)
(Reply) (Thread)
From: (Anonymous)
2006-08-20 05:37 pm (UTC)
Спасибо)
Ну, говоря по совести, он сам упустился. Поскольку не был привязан)
(Reply) (Parent) (Thread)