?

Log in

No account? Create an account
Как обычно, впечатления - Konstantin Savenkov [entries|archive|friends|userinfo]
Konstantin Savenkov

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Как обычно, впечатления [Aug. 27th, 2007|03:38 pm]
Konstantin Savenkov
[Tags|]

А отчёт пусть пишет ladova :-)

Поход 2 к.с. на Киргизском хребте


Вступление

Лето началось с акклиматизации на Киргизском хребте. Для успешного прохождения 6-ки на Памире нужно было подготовить хилый городской организм программиста, и организм пошёл инструктором в поход 2 категории сложности горной школы МГУ.

Впечатления от второго похода (шестёрки), к сожалению, очень сильно перекрывают впечатления от первого.

Остаются одни обрывки, как яркие всполохи висящие в сознании.

Попробую собрать их в мозаику, хотя не всё вспоминается, а из того что вспоминается -- не всё укладывается вместе -- некоторые кусочки за прошедшее время причудливым образом изменили свою форму и могут гармонично сосуществовать лишь в голове и не поддаются попытке положить их на плоский лист бумаги (читай -- дисплей).

Пролог



В горы я, как и в прошлом году, летел на самолёте.

Очень, очень жаль, что я не могу позволить себе трое суток поезда. Пока лежишь на своей полке в плацкарте, успеваешь передумать больные городские мысли и потихоньку подготовить себя к горной жизни. Передвигаясь самолётом и тратя на дорогу вместо трёх суток три часа, поневоле берёшь с собой в поход не только рюкзак с продуктами и снаряжением, но и изрядный груз проблем, с которыми всегда связано бегство от городской жизни на длительный срок. И потом ещё долго потихоньку оставляешь эти проблемы под камнями морен и осыпей, кустами арчи, в прохладной воде горных речек. Пожалуй, в полной мере я почувствовал, что наконец-то попал в горы, лишь на вторую неделю маршрута.

А первая неделя... О, эта первая неделя...



Альплагерь



Заезд прошёл без сучка без задоринки: самолёт-автобус-альплагерь. Впрочем, в Бишкеке мы потратили некоторое время на заезд в офис принимающей фирмы (Достук-Треккинг).

Мне всегда казалось, что достук -- это киргизский вариант слова досуг. Реклама нового тарифа Битела разрушила мой мозг, сообщив, что достук -- это, оказывается, дружба. Ну ладно, попробую жить с этим дальше.

В альплагере мы дождались нашего руководителя ladova, нашли в коробках продукты на первую часть похода (почти все, за исключением хлебцев на обед, сала и сыра; интересно, какой вес раскладке получился в итоге? :-) ) и провели занятия.

Это был мой звёздный час как инструктора. Мы полдня не вылезали из ручейков, речушек и речек, ибо тема занятий была "Переправы". И хорошо, что мы их провели, ибо уж эти навыки пригодились в походе по полной программе :-) Апогеем была переправа через два из трёх рукавов реки Ала-Арча. На третьем рукаве силы разума таки победили, и мы, мокрые и довольные, вернулись в альплагерь.



Первое кольцо



Акклиматизация -- процесс рекурсивный. В двоечке у нас тоже была своя акклиматизация -- колечко из альплагеря через перевалы НК и 1А. Прикинув ещё раз машрут и доступное время, решили выйти на маршрут в нулевой день похода, недаром же у нас полгруппы -- программисты.

Погода не то что шептала -- просто орала на ухо проливным дождём. Да, да, признаков ухудшения погоды не было: она сразу была плохой.

Однако даже под дождём удалось без труда найти машину для заезда под начало маршрута -- к устью реки Кадырберды. Туризм в Киргизии развивается просто бешеными темпами, и машин в Ала-Арче на порядок больше чем в том же 2003-м.

За какие-то символические деньги (типа 500 сомов) проехали вниз по дороге требуемые 8 км и выгрузились из машины, попутно забыв в ней мою миску и верную титановую ложку. Ложку пришлось взять из ремнабора, а миску соорудить из пластиковой баклажки от вина. И лишь кружка радовала меня своей эргономичностью. Впрочем, перед 6-кой я забыл кружку в Иссык-Ате, и вся моя посуда стала состоять ихз обрезков пластиковых бытылок.

Собрав манатки, мы обнаружили, что вообще-то этот день у нас планировался как днёвка в альплагере, а потому на вечер у нас тушёнка, тортики, глинтвейн, апельсины и арбуз. Ну что же, назвался гусём -- полезай в суп. Раскидав по рюкзакам бонусные продукты, мы полезли под наш первый перевал.









Шли дни, бежали ночи, но на перевал мы вылезли. На подходе к седловине ударил сначала град, затем пошёл снег. Пережив под тентиком первый шок от такой несправедливости, мы дождались изменения погоды со "снег" на "снежок" и вылезли на седловину.



Картина, открывшаяся нам с перевала (к слову, НК), была бы чудовищной, если бы вообще была. Но её, как и видимости, не было.

Некатегорийный перевал, вообще говоря, означает тропу. Здесь ситуация была более хитрой -- тропа не просто проходила через седло, но за перевалом начинала резать осыпные склоны долины, обходя скальные сбросы прямо за перевалом. Тонкость момента заключалась в том, что пока мы сидели под тентиком и размышляли о бренности, мокрости и зябкости всего сущего, склоны горних хребтов успело засыпать пятисантиметровым слоем снега. Не минула сия участь и нашу тропу.





Таким образом, перевал НК вылился в траверс бесконечных заснеженных осыпей, а корреляцию с тропой мы производили по ЖПС. В общем, если бы в подлунном мире сущестовала категория сложности НК*, то этот замечательный перевал был бы первым кандидатом на её присвоение.

В конце концов снежок потаял, тропу стало видно, и привела она нас под начало подъёма на перевал №111: уже 1А.

Был не очень приятный момент, когда все русла, идущие из под 111, оказались пересохшими, и надо было либо вставать в самом начале подъёма у соседней речки, либо оказаться под угрозой ночёвки без воды. Но РазведкаTM сделала своё дело, и была найдена великолепнейшая лужа -- пардон, озеро, -- рядом с которым мы и остановились в окружении эдельвейсов и коровьих лепёшек. Ну ничего, должна же быть в мире гармония.

Ещё там был замечательный болдеринговый камень: известняк с включениями более твёрдой породы. Известняк со временем подвергся эрозии и включения торчали из него ну прямо как зацепки в Бауманке. Мы радостно по нему полазили (ключ тянул где-то на 5С-6А), в ходе чего я открыл для себя неприятную сторону лазанья босиком -- очень неудобно сползать вниз. Встав перед выбором "доедут только уши" или прыгать, я спрыгнул, и на следующий день обновил модный наколенник Mueller® со спицами из хирургической стали. Впрочем, колено прошло довольно быстро, и хотя в дальнейшем я несколько раз падал на него с рюкзаком и бил о выпуклые формы рельефа, оно служило мне верой и правдой.

Перевал №111 мы прошли довольно удачно, не считая попытки вылезти вместо него на седловинку где-то 1Б и вылаза в итоге на, скажем так, не самую низшую точку перевальной седловины. Однако это позволило нам пройти почти через все седловины этого замечательного перевала, найти там что-то около 4 туров и две записки -- одну от Миши Родкина от того же дня и одну от группы Союза туристов Киргизской ССР какого-то лохматого года (видимо, не менее лохматого, чем сама записка, развернуть и прочитать которую под силам разве что археологам).





Где-то в этот момент у нас начались проблемы со здоровьем. Ася удачно отделалась днём с больными ушами, у меня поднялась температура (в районе 38+), у Ольги сначала проявилась горняжка в острой форме, потом тоже температура. На следующий день появились симптомы в виде больного горла, насморка и ушей, и наша палатка на последующую неделю получила право называть Респираторно-Вирусной.

Спустившись в альплагерь мы узнали, что другие отделения горной школы от нас далеко не отстали, и даже более того. В поезде кто-то умудрился подцепить краснуху, от которой слегло 3-4 человека, также была весьма популярна ЖКИ (одна из групп в полном составе) и температура 39.7 без симптомов. После общения и уверения о том, что карантин конечно же не нужен, поскольку все кто мог заразиться, заразились, другие группы ушли на маршрут, а у нас случилась днёвка. На которой температура поднялась у Нади, Светы, Серёги и даже, кажется, Саши.

Попутно у Кати littlecrishna из группы Миша Родкина -- постоянная головная боль, перед которой оказался бессилен даже трамал. Катю свозили в больницу и отправили в Москву, ну а мы, вооружившись жаропонижающими и пополнив в Бишкеке запасы антибиотиков, стали морально готовится ко второй части похода.







Второе кольцо

Это -- основная часть маршрута. Нам предстояло подняться на стоянки Рацека, пройти перевал Байчечекей (1Б, 4300м), а затем последовательно перевалить в долину Аламедина (перевал ЗигЗаг 1А), переправиться через реку Аламедин, и перевалить в долину Иссык-Аты через перевал Первомайский 1Б.

Ну что же, раз основная часть похода -- всё по настоящему. И рюкзаки, и здоровье -- про больных я уже писал, -- и погода. Отныне осадки были каждый день, приходясь на вторую половину дня, когда именно их не хватало нашим измученным трудной дорогой организмам для полного счастья и достижения нирваны.

Итак, по порядку.









На Рацека мы зашли довольно бодро, периодически сбивая температуру 39+ у Нади и Серёги и утешая Олю, которая начала покрываться красными пятнышками, что это -- наверняка всего лишь крапивница. По дороге пообедали на водопаде (примерно полпути), а затем некоторое время отсиживались под тентиком, пережидая дождь. Дождь был, в общем-то, несильный, но весьма холодный, так что даже жизнерадостная Ася замерзла и не реагировала на входящие сигналы, являя собой в жёлтой куртке иллюстрацию украинской национальной символики.

Однако трудная тропа по осыпям и конгломератам согрела нас, и к стоянкам Рацека все подошли уже порозовевшие. Практически все места под палатки были заняты, поэтому мы прошли до поляны с обелисками, где отыскали себе два места рядом с мемориальным камнем и группой Ксюши Мосиной и Вадика Ханкина. Вадик лежал с подозрением на аппендицит, на следующий день его собирались спускать вниз, а Ксюша мрачно поздоровалась и сообщила, что у них свирепствует ЖКИ и водку пить с ними не стоит.



За следующий день мы должны были подняться на перевал Байчечекей, а это -- без малого километр набора по разнообразным осыпям, читай -- без тропы. Стартовали мы неплохо, в ходке выше лагеря обнаружили совершенно чудесные площадки с травкой, ручейком и красивой скальной стенкой. Жаль, что не знали про них вчера, но делать нечего -- сегодня нам не до уютных площадок, сегодня нас ждут подвиги.



Подвиги, действительно, не заставили себя ждать. На подъёме в цирк перевала к крупной живой осыпи прибавился лёгкий снег и падение видимости до 100 метров. В верхнем цирке (небольшой закрытый ледничок) по рации мы услышали информацию, что спускающиеся с перевала четыре группы горной школы провешивают уже седьмую верёвку (впрочем, за этим сообщением в эфире появился не очень цензурный комментарий начальника школы, что ставило под сомнение обоснованность данной тактики прохождения препятствия). Почти без потерь подойдя под перевальный взлёт (не считая пары провалившихся по колено в ручей, текущий под снегом в кармане ледника), начали штурм перевала.

За это время успел начаться мелкий снег с ветром, который к середине подъёма на перевал превратился в НовыйГодTM: крупные хлопья, плавно опускающиеся на землю. Это означало непогоду на несколько дней, но нам было не до прогнозов -- нам нужно было вылезти на перевал. Мокрые и замерзшие, мы выползли на седло часов в восемь вечера, кое-как поставили палатки и забрались в них дрожать. Благо героические дежурные Саша и Ваня дали нам такую возможность, разнося еду и чай по палаткам.

Утром видимости не было, поэтому вышли поздно -- когда стало понятно, что она так и не появится. Спускаться стали так же как и в 2003-м, и так же как и все остальные группы -- по снежному кулуарчику между ледником и осыпью. Вопреки опасениям, характер перевала за четыре года не поменялся, лишь снега в кулуаре было поменьше -- сантиметров пять, под ним наледь. Но выкат был ровным, поэтому, повесив полторы верёвки, дальше съехали, используя технику контролируемого спуска по снежному склону (т.е. горнолыжники глиссером, а сноубордисты и все остальные -- на пятой точке).

Надо сказать, что Байчечекей по праву считается одним из самых видовых перевалов района: ночью с него видно огни Бишкека, днём -- все известные вершины Аксайскиго цирка: Скрябина, СТШ, Свободную Корею итд. К сожалению, в нашей ситуации оставалось только расписывать все эти красоты на словах.

Дальше был спуск в связках по закрытому леднику (нам повезло -- ребята даже увидели пару трещин), затем -- по разнообразным моренам. Как только мы вышли из верхнего слоя облачности и вошли в более низкий, пошёл дождь. По пути мы встретили группу Мити Шабалина. Они сидели под тентом -- в группе была больная, и под дождём они решили не идти. Митя жёг сахар, поливая его спиртом, и утверждал, что придумал новый способ приносить жертву погоде. Предоставив этим язычникам заниматься своими скорбными ритуалами, мы прошли чуть дальше и встали на травке у речки.







На следующий день мы попытались выйти к Аламедину, но не успели, пройдя перевал Зигзаг и встав вскоре за следующим за ним перевалом НК. По пути встретили Митю Кислицина. Им несказанно свезло -- в одном из кошей удалось заказать и сварить целую козу, что сильно затормозило продвижение группы по маршруту, но зато подняло боевой дух. Мы к тому же кошу вышли поздно вечером и остались без вожделенной козы. Впрочем, нам было не до неё, хватило и травки с ручейком.



Потом был длинный и утомительный спуск по крутой тропе к реке Аламедин, и разочарование: подвесного мостика в двух километрах выше турбазы Тёплый Ключ не оказалось. Все группы спускались до моста близ турбазы. Нам терять время на спуск к турбазе не хотелось, поэтому мы решили, что когда понадобится, перейдём Аламедин вброд, и отправились вверх по течению.

По дороге наелись земляники, набрали грибов, а вечером дошли до разливов, где Аламедин без труда переходился. После переправы встретили группу Кати Зеленцовой и встали на одной лужайке: всё же вместе веселее.

Ночью дул ураганный ветер, шёл дождь, однако утром погода вроде бы наладилась. Под солнцем мы дошли до озёр на реке Ашутор (которые почему-то называются Аламединскими), частично искупались и по крутому склону стали взбираться под наш следующий перевал -- Первомайский.







За утреннее солнышко мы сполна расплатились вечером: в верхнем цирке перевала не было воды, на нас налетела грозовая туча, и лагерем мы встали лишь в сумерках, отыскав небольшой ручеёк, стекающий по льду под слоем больших валунов. Чтобы набрать воды, нужно было согнуться в три погибели и засунуть руку с кружкой куда-то в журчащую темноту. Кружка возвращалась полупустой, и на кастрльку такие манипуляции нужно было повторить раз сорок. Неплохая вечерняя и утренняя зарядка для дежурного! :-)

Только мы утром подошли к перевальному взлёту, как подул ветер, пошёл снег, и мы поняли, почему перевал называется Первомайским: он получался явно межсезонным. По привычной заснеженной осыпи под порывы урананного ветра мы вылезли на перевал, даже не пытаясь любоваться отсутствующими видами.

С перевала -- миниатюрный снежный склон на закрытый ледник, по нему в связках вниз, к озеру, и вот -- мы уже обедаем, у нас светит солнце и жизни налаживается. Впрочем, так просто нас не отпустили: как только мы начали спускаться дальше, пропала видимость (туман), пришлось поплутать, затем пошёл ливень, и вот в седьмом часу вечера, промокшие и замерзшие, мы поставили наши мокрые палатки у реки Минджылки.






На следующий день был долгий долгий спуск вниз по Иссык-Ате, где у нас были свои маленькие победы (переход по близ устья камням ручья, который по всем отчётам переходится вброд лишь высоко, под языком ледника) и поражения (к курорту Иссык-Ата спустились лишь в темноте, в десятом часу вечера).

Выяснилось, что в цивильном месте в Иссык-Ате встать сложно, поэтому разбили лагерь рядом с группами Ксюши и Юли. Еда в городке к нашему приезду тоже вся закончилось, удалось лишь раздобыть немного самсов в одной кафешке да купить продукты первой необходимости (сок и печенье) в ночном ларьке. Впрочем, мы, последние несколько дней развлекающие себя разговорами о разных гастрономических изысках, до того изголодались, что всему были рады.









А потом была короткая и яркая ночь, утром я вскочил в 4:30, чуть не проспав машину в Бишкек, и, весьма акклиматизированный, отправился в шестёрку. Но -- "о Марксе и евонном капитале я расскажу вам в следующий раз", как поётся в песенке каральского барда Погорелого.
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: lastuk
2007-08-27 01:53 pm (UTC)
эхх... красота...) никогда себе не прощу, что не смог...
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: ladova
2007-08-27 02:05 pm (UTC)
комментарий начальника школы, что ставило под сомнение обоснованность данной тактики прохождения препятствия
:)
А ещё мне понравился НовыйГод - точно же был он.
Пишу отчёт... То есть думаю о нём.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: i_sobolev
2007-08-27 03:54 pm (UTC)
+1 - меня тоже приколола эта фраза)))))
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: yudaev
2007-09-25 02:07 pm (UTC)
Костя, я пару раз слышал от людей посторонних, что ходить с температурой 38 и выше - значит серьезно рисковать "посадить сердце". Так ли это?

(Я сам как-то выходил утром с 37.8, ничего...)

PS. Поздравляю с двумя отличными походами.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: savenkov
2007-09-25 03:05 pm (UTC)
Возможно, наверное это зависит от высоты, на которой это происходит, и от того, что значит "ходить" :-)

Спасибо)
(Reply) (Parent) (Thread)